г. Москва * Ленинский проспект 62/1 * +7 (499) 347-09-39 * info@labreunis.ru

Персональная генетика: возможности и мифы. Медицинские технологии

В эфире программа «Медицинские гаджеты». Сегодня в гостях Татьяна Амирова, прекрасный врач персонализированной медицины и генетик.

Татьяна Амирова

Олег Смирнов:

В эфире программа «Медицинские гаджеты». Сегодня в гостях Татьяна Амирова, прекрасный врач персонализированной медицины и генетик. Что было в основе?

Татьяна Амирова:

Безусловно, одно из другого вытекает. Персонализированная медицина ― это направление, которое изучает генетическую конструкцию, генетическую систему человека, именно на основании нее выстраиваются дальнейшие алгоритмы диагностики и лечения. Поэтому генетика - это основа, базис, это любимое занятие и это то, что даёт возможность. 

Олег Смирнов:

Генетика помогает лечить? 

Татьяна Амирова:

А как же. 

Олег Смирнов:

Второй гость ― Елена Кокурина, руководитель компании «Навигатор. Персональная медицинская логистика». Это собственно, о том, как пациенты попадают к таким врачам, как Татьяна Олеговна. 

Елена Кокурина:

Как пациенты попадают ― вопрос, наверное, больше к Татьяне Олеговне, она больше скажет, как попадают к ней пациенты. Я могу только сказать, что мы в компании ищем таких врачей, как Татьяна Олеговна, создаем базу таких врачей, которые могут сегодня действительно приблизиться к персонализированной медицине, к этому, ещё пока не существующему в полной степени направлению, но которые могут дать пациенту максимум своих знаний в разных областях. Какими знаниями должен обладать врач персонализированной медицины, наверное, расскажет Татьяна Олеговна. 

Олег Смирнов:

Татьяна Олеговна, в чем проблема с российскими врачами? За рубежом это направление существует. 

Татьяна Амирова:

Я бы не сказала, что это проблема с российскими врачами или с врачами европейскими, американскими. Направление персонализированной медицины началось ведь не так давно, с момента, когда был расшифрован геном. Появилось огромное количество знаний, которые мультиплицируются в испытаниях, в клинических испытаниях, биологических испытаниях. Сейчас мы находимся в ситуации, когда молекулярные генетики, биологи в лабораториях накопили довольно много знаний, которые можно было бы в практической медицине применять и решать вопросы и задачи общетерапевтической практики, которые на сегодняшний момент являются неразрешимыми, неизлечимыми, непонятными и так далее. То есть существует некий разрыв между знаниями учёных и практическими возможностями лечащего врача. Я свою миссию, как и мои коллеги, мы видим в том, чтобы этот разрыв максимально нивелировать и прекратить. Мы должны реально двигаться вперёд и всё то, что в лабораториях изучено и придумано, должно перейти на службу человеку. 

Олег Смирнов:

В чем проблема с внедрением всех этих технологий?

Татьяна Амирова:

Практически, во всём. 

Олег Смирнов:

Лабораторные исследования уже стали не так дороги. 

Татьяна Амирова:

Да, совершенно верно. Сейчас вполне доступны генетические исследования разного толка, даже самые дорогие, даже самые сложные, они перестали быть так заоблачно дороги, как было несколько лет назад. Это первое. Второе, мы знаем гораздо больше теперь, чем несколько лет назад. Сложность, во-первых, начинается с отсутствия регламентов, отсутствия законодательной базы, неких правил, законов в диагностике и выборе терапевтических подходов. Пока это наука. Как транслировать науку в практическое здравоохранение ― такого механизма я, во всяком случае, не вижу. Есть попытки, есть светлые люди, есть некие организации врачей, но механизма трансляции нет.

Олег Смирнов:

Зарубежные коллеги преуспели в данном вопросе или примерно всё то же самое?

Татьяна Амирова:

Тоже сложно. Даже Соединенные Штаты, которые мы привыкли воспринимать как колыбель науки и инновации в науке, там, где наука хорошо финансируется и так далее, тоже всё сложно. Пока всего лишь несколько фармако-генетических тестов, которые позволяют оценить метаболизм ферментов, генетическую подоплёку для выбора той или иной терапии легально применяются в практике, именно в клинической практике. То есть практика уже есть. Но говорить о том, что персонализированная медицина во всём объёме ― конечно, такого пока нет нигде. Лидер здесь онкология, поскольку в онкологии достаточно подробно изучены метаболические пути онкологических процессов. На поверхности лежит таргетное лечение на основе изучения соматических мутаций опухоли, как наиболее целесообразное и жизнесохраняющее. То есть когда препараты назначается пациенту в соответствии с генотипом его опухоли. Здесь, да, в части легитимности проведения тестирования и назначения препаратов были сделаны определённые шаги, в Соединенных Штатах в том числе, и в России тоже начинаются. В других общетерапевтических проблемах, которые также могли бы быть изучаемы для пациента и, как следствие, лечение могло бы подбираться более таргетно, более эффективно, ― в этой отрасли, в этой области практически очень мало подвижек. 

Олег Смирнов:

Но метаболизам и лечение метаболизма разными путями ― интернет набит различными предложениями. Как обычному пациенту понять, где хайп, где реклама, а где реальный путь, который поможет избежать последствий в перспективе? 

Татьяна Амирова:

Любому пользователю интернета, очень тяжело сориентироваться. Почти невозможно. 

Олег Смирнов:

Только искать своего врача. 

Татьяна Амирова:

Совершенно верно. Понятно, что в жизни, во всех её аспектах, в том числе и в поиске собственного здоровья и лечения выигрывает тот, у кого больше IQ, может быть, выше осознанность, выше критическое отношение к информации, получаемой из интернета, массмедиа и так далее. Но, вы правы, страшное дело, поскольку практически на каждом приёме определённое время приходится тратить, простите за грубое выражение, на снимание лапши, полученной из недостоверных источников. Поэтому тяжело. Регламентов нет. 

Олег Смирнов:

Народ то себе теломеры пытается отрастить, то приём всяких лекарств. В интернете легко найти информацию, что можно продлить жизнь, отрастив себе теломеры. Насколько она оправдана? И можно ли? 

Татьяна Амирова:

«Отрастите теломеры препаратом типа TA-65», – конечно, это маркетинговая ерунда. Это сложная проблема, которая изучается в институтах, в специализированных лабораториях. Конечно, это очень важный аспект, в том числе, долголетия, но рекомендация отрастить теломеры пилюлькой ― это типичный пример маркетинговой ерунды. 

Рекомендация отрастить теломеры пилюлькой ― это типичный пример маркетинговой ерунды

Олег Смирнов:

Елена, с чем приходят к тебе клиенты, с какими проблемами? Что они ждут от генетиков, ответы на какие вопросы пытаются найти? Будем смотреть в связке онкология – генетика. 

Елена Кокурина:

Далее см. источник

г. Москва * Ленинский проспект 62/1 * +7 (499) 347-09-39 * info@labreunis.ru